<-->

Предпосылки развития шизофрении

На правах рекламы:


В данной статье будет рассмотрена концепция Г.Бейтсона, предполагавшего, что шизофрения развивается у ребенка как ответ на парадоксальные предписания матери. Статья рассчитана на студентов-психологов и специалистов, однако написана простым языком, доступным для понимания неспециалистам.

Exclamation-mark-26133Шизофрения - основные формы

Психиатрия

Американский исследователь Грегори Бейтсон, разработавший концепцию возникновения шизофрении, утверждал, что причиной развития отклонений у ребенка является так называемое «двойное послание» или «двойная обратная связь». В статье «К теории шизофрении» Бейтсон с коллегами описывает это явление так:

«Первичное негативное предписание. Оно может принимать одну из двух форм:

  • (а) "Не делай того-то и того-то, иначе я накажу тебя" или
  • (б) "Если ты не Сделаешь того-то и того-то, я накажу тебя".

…Вторичное предписание, которое вступает в конфликт с первым на более абстрактном уровней так же, как и первое, подкрепляется наказаниями или сигналами, угрожающими самому существованию…

…вторичное предписание относится к более абстрактному уровню и обычно передается ребенку невербальными средствами… оно может противоречить любому элементу первичного запрещения.

…Возможны также случаи, когда double bind (англ. «двойная связь») вызывается не одним индивидом, а двумя, например, один из родителей может отрицать на более абстрактном уровне предписания другого.»

ШизофренияТаким образом, в основе принципа двойной обратной связи лежит обязательное наличие двух противоречивых предписаний, которым ребенок должен следовать одновременно. Избежать данной ситуации не представляется возможным. Это связано со значимостью директив для ребенка (предписания исходят от самых близких людей – чаще всего от матери, иногда от матери и отца), а также с тем, что отказ от выполнения противоречащих предписаний предполагает суровое наказание (обычно «лишение любви»). Более того – ребенок не получает даже возможности выразить свое отношение к предписаниям, высказаться и уточнить, на какое из них стоит реагировать.

Самым простым примером двойного послания можно назвать следующую ситуацию. На словах мать выражает любовь к ребенку, но ее невербальное поведение указывает на явную ненависть. Или же мать предлагает ребенку свободно и открыто высказывать свое мнение, однако сурово критикует его, как только он действительно начинает высказываться.

Стоит уточнить, что ловушка в ситуации двойного послания заключается не столько в наличии двух противоречивых требований, сколько в наличии т.н. парадоксального предписания. Это предписание в чем-то напоминает известный парадокс Сфинкса: «Съем ли я тебя, как съедаю всех? Если скажешь правду, то останешься жив». Хорошей иллюстрацией сути парадоксального предписания является так называемый парадокс Эпименида (парадокс лжеца) – утверждение, являющееся одновременно истинным и ложным. Фразы вроде «приказываю тебе не выполнять мои приказы» или «будь спонтанным!» также являются примерами парадоксальных и потому изначально невыполнимых предписаний.

Г.Бейтсон обращает особое внимание на наличие одновременно вербальных и невербальных предписаний. Как правило, ребенок стремится к выполнению вербального предписания как более ясного. Однако невербальные сигналы, не соответствующие ожидаемой реакции, вызывают у ребенка серьезный психический дискомфорт. Улавливая несоответствие между неодобрительной мимикой матери и ее одобряющими словами, ребенок пытается искать пути интерпретации материнских реакций.

ШизофренияВ семье, где происходит воспитание ребенка, подобный стиль общения является нормой. Именно повторяющийся опыт получения двойных посланий становится травмирующим фактором, объясняющим, как полагал Бейтсон, возникновение шизофрении. Постепенно, раз за разом оказываясь в ситуации двойного предписания, ребенок находит из нее своеобразный «выход». Таких выходов может быть два. В первом случае ребенок научается игнорировать невербальные сигналы и воспринимать только произносимые вслух предписания буквально. Во втором случае, напротив, ребенок постепенно начинает искать во всех прямых предписаниях и высказываниях скрытый смысл. В обоих случаях этот паттерн переносится и на общение с другими людьми. Так или иначе, у ребенка нарушается способность к различению метафорического, скрытого и буквального. Способность различать сигналы, обозначающие истинный характер коммуникации (метакоммуникативные сигналы), существенно страдает. Именно данный фактор, типичный для начальных проявлений шизофрении, позволил Бейтсону предположить, что зачатки расстройства могут лежать уже в наличии двойных посланий от матери. В семьях, где имеет место подобная ситуация, как правило, отец играет второстепенную роль в воспитании ребенка, является относительно слабой стороной, не способной прервать разрушительные коммуникации и защитить ребенка.

У ребенка, тем не менее, остается возможность сопротивления. Именно сопротивление является единственно возможной здоровой реакцией на бессознательное «лицемерие» матери. На противоречия в материнских предписаниях ребенок реагирует высказываниями, спорами, комментариями, стремясь доказать свою правоту и несправедливость маминых требований. В этом случае смешения двух предписаний в сознании и поведении ребенка не происходит, он четко различает логические сигналы. Подобное поведение существенно нарушает отношения в семье, однако дает ребенку шанс вырасти здоровой личностью.

Если мать резко реагирует на возражения ребенка, к примеру, угрозами, то шансы ребенка на сопротивление снижаются. «Шантаж» и постоянное давление со стороны матери постепенно приводят ребенка к выбору одного из двух описанных выше «выходов» из ситуации.

Рассмотрим теперь истоки материнского поведения в подобных семьях. Как показали исследования и наблюдения, отношение матери к ребенку не похоже на настоящую, искреннюю материнскую любовь. Еще задолго до возникновения серьезной социальной проблемы брошенных детей было выявлено, что многие матери перестают любить детей, как только тем исполняется 5-6 лет. Объяснений этому множество. В книге «Искусство любить» Э.Фромм описывает ситуации, в которых матери в бурных проявлениях выражают свою ненависть к детям. Известный австрийский физиолог Конрад Лоренц объясняет подобное поведение тем, что присущий всем приматам материнский инстинкт угасает именно в этот период. Однако, в связи с тем, что воспитание ребенка происходит не 5-6 лет, а втрое дольше, у матери развивается так называемый вторичный инстинкт материнской любви. Тем не менее, не у всех матерей этот инстинкт срабатывает, и в этом случае им приходится вырабатывать привычку к изображению отсутствующего чувства любви. Во многом это определяется социальными факторами, диктующими обязательную любовь матери к ребенку. Другой причиной нелюбви может стать ненависть к мужу, бессознательно переносимая на ребенка. В любом случае, женщина уже не может ощущать себя счастливой.

Изображение любви к ребенку может приниматься окружающими за подлинную любовь, поэтому принято считать, что большинство матерей искренне любят своих детей. Однако нелюбящая мать – гораздо более частое явление в современном обществе. Такая мать с трудом переносит любые формы близости с ребенком, вне зависимости от того, чем вызвана ее неприязнь. Необходимость постоянно изображать отсутствующее чувство, в свою очередь, является для матери сильнейшим стрессогенным фактором, который не может не сказываться на ее отношении к ребенку, еще более ухудшая это отношение.

Ребенок же, нуждаясь в материнской любви, инстинктивно тянется к матери. Испытывая неприязнь в такие моменты, мать вынуждена скрывать ее за придирками и обвинениями, не будучи способной прямо выразить свое негативное отношение. Таким образом, вербально мать выражает одобрение и признание ребенка, а невербально проявляется ее скрытая неприязнь. Ребенок в любом случае оказывается виноватой стороной, поскольку не следует тому или иному предписанию.

Хорошей иллюстрацией двойной связки является пример, приводимый Г.Бейтсоном. Молодой парень, недавно перенесший острый приступ шизофрении, ждет в больнице свою мать. Когда мать приходит он, обрадовавшись, обнимает ее, однако мать реагирует оцепенением. Как только, смущенный этой реакцией, парень отодвигается, мать немедленно задает провокационный вопрос: «Ты разве меня не любишь?». Парень краснеет, а мать продолжает: «Ты не должен стыдиться своих чувств». Спустя несколько минут у парня произошел повторный приступ.

Как мог действовать парень в этой ситуации? Здоровой реакцией было бы высказывание вслух: «Мама, я вижу, что тебе мои проявления любви неприятны». Однако, будучи с детства задавленным противоречащими предписаниями, шизофренический больной давно потерял способность возражать. Прошлый опыт в связке с глубокой зависимостью от матери, какой бы она ни была, вынуждают парня принимать поведение матери и следовать ее «сценарию». Мать же, выражая свою неприязнь, комментирует его поведение и затем, как бы спохватываясь, тут же выдает еще одну реакцию, более любящую, но менее искреннюю.

Затруднения, испытываемые сыном в этой ситуации, можно описать следующим образом. Парень слышит от матери предписание любить ее. Однако его проявления любви встречаются холодно. Отказ же от этих проявлений, опять-таки, вызывает у матери негативную реакцию. Возникает парадоксальное предписание: «Люби меня, но не показывай свою любовь. Но если не покажешь – значит, не любишь». Кроме того, стоит отметить, что реакция матери на проявление сыновней любви – не открытая и прямая, а прикрытая осуждением его замешательства, когда сын, смущенный, отстраняется, видя материнскую холодность. Таким образом, парень лишается возможности объективно оценивать ситуацию и видеть материнскую реакцию, а вынужден судить о ситуации от отправной точки - маминого осуждения его жеста.

Такое поведение матери получило название «шизофреногенного», а сама женщина считается «шизофреногенной матерью». Несмотря на то, что пересмотр теории Бейтсона указывает скорее на значимость описанной проблемы в контексте трудностей коммуникации, влияние двойных посланий нельзя отрицать и при рассмотрении патологий развития личности.

Литература:

Г.Бейтсон. К теории шизофрении // 1966

Рейтинг: 20

Информация об авторе

Ник: Лидия

Понравилась статья? Подписывайтесь на обновления по RSS или следите за анонсами в нашей группе Вконтакте. Вы можете оставить комментарий ниже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

HTML tags are not allowed.